Амфорный комплекс поселения Автуничи составляют фрагменты сфероемкостных и грушевидных сосудов, происходящих из культурного слоя, постройки и заполнения сруба колодца, обнаруженного в 1994 г. Отличаясь стандартом состава керамического вещества, они принадлежат наиболее распространенным образцам амфорной керамики, представляя продукцию константинопольских и южнопонтийских мастерских.

Фрагменты константинопольских сфероемкостных амфор обнаруживают принадлежность на менее чем двум различным изделиям. Выявленные в комплексе постройки 174, срубе колодца и связанном с ним культурном слое, они представляют однотипные, близкие по размеру сосуды с широким, покрытым выемчатой желобчатостью в верхней части, корпусом. Амфоры этого вида наиболее распространенный в Х-ХI вв. вид транспортной керамики. Они известны в качестве следующих классификационных групп - тип I по Н. Гюнсенин [Günsenin, 1990, p. 21-24, fig. 4;], типы 47-52 по Дж. Хейсу [Hayes, 1985, p. 73, fig. 24,1-11;], класс 42 по А.И. Романчук [Романчук, Сазанов, Седикова, 1995, с. 66-68, табл. 28, 33, 51;], т.д.

По археологическим данным, производство оранжевоглиняных сфероемкостных амфор, ограничивается рубежом IX-Х - рубежом 3-4-й четверти XI в. Свидетельства производства этих амфор обнаружены к юго-востоку от Константинополя, на побережье Мраморного моря, вблизи византийских Хоры и Ганоса (нынешние Саркей и Газикей) [Günsenin, 1990].

Хронология бытования сфероемкостных амфор в слоях и комплексах среднего Приднепровья определяется сер. X в., представляющей нижнюю границу распространения типа, и временем вплоть до сер. XIII в. (южнорусская периферия), являющейся верхней границей вторичного, бытового использования сосудов в случае, если датировки закрытых комплексов содержащих фрагменты и целые формы этих амфор верны.

Грушевидные амфоры представлены фрагментом ручки из слоя Р. 11-Л. Уплощенность ее сечения, наряду с другими, менее существенными признаками, совершенно определенно указывает на ее принадлежность амфоре с воронкообразным горлом. В соответствии с размерами ручки, вместимость ее резервуара должна находиться в пределах 8-10 л.

Грушевидные амфоры этой разновидности выделялись в следующие классификационные группы: тип II (intermediaire II-III, intermediaire I-III) по Н.Гюнсенин [Günsenin, 1990, p. 24-25, 26-28, fig. 13-15;], тип 60 по Дж. Хейсу [Hayes, 1985, p. 75-76, fig. 26,4-5;], тип XXI по классификации Херсонесской экспедиции [Антонова, Даниленко, Ивашута, Кадеев, Романчук, 1971, с. 93, рис. 22-23;], класс 43 по новой херсонесской классификации [Романчук, Сазанов, Седикова, 1995, с. 68-70, табл. 34,52;], др. Статистика распространения грушевидных амфор и их фрагментов на археологических памятниках черноморской зоны, маршрутизация их поступления на Русь указывает на их связь с рынками южнопонтийского региона. Преобладающий характер они имеют в центрах традиционно связанных с этими областями.

Амфоры этого вида отличает широкий обратноколоколовидный корпус, приобретающий во второй четверти XI в. небольшой перегиб в нижней части, придающий ему грушевидные очертания. Для сосудов обычны две зоны широковыемчатого рифления - в верхней части, на плечиках, непосредственно за технологическим швом, и в нижней, придонной. Характерная черта - воронкообразное, расширенное в верхней части горло, изменяющее профиль венчика в зависимости от хронологической разновидности.

Производство амфор амфор с воронковидным горлом согласно стратиграфическим показаниям обнаружения сосудов в причерноморских регионах, а также на среднем Дону (Саркел) и Дунае определяется временем ок. середины X - пределами последней четверти XI в.

Для древней Руси, находки фрагментов и целых форм этих сосудов представляют вполне обычный материал слоев и комплексов XI-XII вв. Морфологический облик известных к настоящему времени находок, вкупе со стратиграфическими наблюдениями, не дает оснований датировать их массовое поступление в древнерусские регионы временем ранее XI в.

Точных стратиграфических показаний для выяснения времени поступления амфор на поселение нет. Во всех случаях фрагменты обнаружены с материалом достаточно расплывчато датируемым ХI-ХII вв. Однако, некоторые основания для выяснения этого обстоятельства все же имеются. Наряду с данными получаемыми аналитическим путем, их дают сами фрагменты, отдельные из которых обладают достаточно характерными морфологическими особенностями.

Сохранность обнаруженной в 1993 г. расслоившейся ручки (Р. 12-Ж, кв. 16, об. № 106) позволяет частично восстановить ее профиль и дает возможность судить о ее весьма неординарной для сосудов сфероемкостных сосудов рассматриваемой разновидности ширине - более 47 мм, что вполне достоверно указывает на ее принадлежность амфоре, вместимость емкости которой превышала 25 л. Последнее подтверждается и обнаруженными позднее, в 1994 г. на том же объекте, стенками нижней части того же сосуда, совершенно определенно указывающих на его большой внутренний диаметр, - отчего ручка, как ввиду своей массивности, так и по характерному сечению должна быть отнесена к позднейшей разновидности сфероемкостных амфор Х-XI вв., отличающихся низкопосаженным горлом, имеющим валикообразный либо скрыто-клиновидный венчик, ручки значительно возвышающиеся над ним. Производство датируется временем не ранее середины XI. Нижним пределом стратиграфически достоверных находок является третья четверть XI в.

Близкие хронологические рамки должен иметь и фрагмент южнопонтийской амфоры, представленный ручкой. Уплощенная в сечении, она, в нижней своей части, переходит в овал, что чаще наблюдается у позднейших сосудов с воронкообразным горлом.

Сопоставление изложенного исключает возможность поступления византийских амфор на поселение ранее сер. XI в. Степень фрагментированности материала косвенно указывает на его попадание в культурный слой во время, когда жизнедеятельность на поселении была еще далека от прекращения.

Амфорная керамика Автуничей принадлежит к группе спорадических находок, не влияющих на статистическую картину распределения керамического материала в слоях и комплексах. Представленная продукцией двух крупнейших византийских торговых центров, она должна характеризовать не направленность экономических связей, а указывать на существование достаточно развитой структуры субрегионального обмена.