Староселье Великоалександровского района Херсонской области, расположенное в левобережной излучине Ингульца, дало название старосельскому культурному типу степных памятников III тыс. до н.э. [Шилов 1975 и сл.; Сафронов 1979 и сл.; др.]. Здесь же находилась Высокая Могила, материалы которой положили начало новому этапу в развитии археологии и древней истории евразийских степей [Шилов 1977; 1982; 1994 и др.]. Поэтому необходимо продолжать накопление фактических данных из этого интереснейшего района.

В августе-октябре 1994 г. ХАЭ ИА НАН Украины провела здесь четвертый (после 1972, 1981, 1991) полевой сезон, раскопав группу курганов №№ 11-14 и выявив 2 поселения западнее Высокой Могилы.

Рис. 1. Курган № 12 (1-6); а - сосуд из кургана № 11; б - случайная находка в окрестностях к. №№ 11-15 (гранитный топор раннекатакомбного типа).

Наиболее западный, в 2 км от В. Могилы, курган № 11 был срыт (около 25 лет назад) при сооружении водонапорной башни. По рассказам, в его основе было захоронение взрослого человека - под каменными плитами и с позднеямным сосудом, который хранится ныне в школьном музее Староселья. Судя по остаткам, высота кургана № 11 не превышала 1,5 м, а диаметр составлял около 15 м. Вытянутые от него цепочкой к В. Могиле курганы №№ 12-15 сильно распаханы. Последний из них (с сохранившейся высотой 1,3 м, диаметром около 30 м) - наибольший; обстоятельства не позволили раскопать его в данный сезон. В трех остальных курганах обнаружено 18 погребений поздней ямной, 6 - ранней катакомбной, 1 - ингульской (позднекатакомбной) культур и 2 - средневековых (ограбленных, вероятно, аварских), впущенных в центры курганов №№ 12 и 14.

Основные погребения курганов №№ 13 и 14 принадлежали подросткам. Их могилы имели, соответственно, антропоморфные и Х-образные очертания. Помимо сосудов, при погребенных найдены : подтреугольная стела с обломками черепа взрослого человека на ней (п. 1 к. № 13) и костяная молоточковидная булавка с пронизкой (п. 1 к. № 14). Среди более поздних однокультурных захоронений встречено 2, частично и полностью расчлененных. Все захоронения одиночные; более ранние перекрыты камнями, а поздние - деревом, среди тех и других преобладают могилы с уступами. Погребальный инвентарь представлен фрагментом краскотерки и керамикой - сосудиками и двумя жаровнями из обломков больших сосудов. Наиболее интересна амфорка из женского п. 5 к. № 14, украшенная пиктограммой. Между парой ручек, на одной из сторон сосуда, представлен Х-образный знак и пара примыкающих к его центру малых 8-образных значков; все это ограничено с двух сторон вертикальными зигзагами (выполненными, как и все остальные, оттисками зубчатого штампа). На другой стороне сосуда центральное место занимают две стреловидные полосы, оформление которых аналогично верхней части основного, Х-образного знака. 8-образный значок здесь только один, а второй заменен особой формой зигзага.

Рис. 2. Курган № 13.

Конструкции входных ям древнейших из катакомбных погребений сближают их с могилами позднеямной культуры. Это сходство усиливается наличием в закладах стел : обломков антропоморфной и миндалевидной (?) в п. 8 к. № 13, подтреугольной в п. 6 к. № 14. Последняя была украшена пиктограммой, выполненной в смешанной технике, в основном - точечной, но местами прочерненной. Изображение представляло 3 горизонтальные линии, крестообразно дополненные двумя вертикальными, в оформлении которых обнаруживается сходство с лесенкой; 2 лунки у ее вершины придают всей композиции сходство с личиной. Рассмотренные заклады сопровождались жертвоприношениями козлов. Камера п. 6 к. № 14 содержала 2 сдвинутых скелета взрослых людей, сопровождавшихся опрокинутым кверху дном сосудом; третий, непотревоженный скелет позже погребенного мужчины, сопровождался квадратной (с выделенными углами) теркой-наковальней и конусовидным пестом-молотком. Все остальные захоронения - одиночные. Найдено еще 2 характерных сосуда и каменное колесоподобное навершие булавы - при высоком пожилом мужчине из п. 7 к. № 14.

Позднейшее из раннекатакомбных захоронений и единственное позднекатакомбное (ингульского типа) п. 11 обнаружены в кургане № 13. Оба женские, безинвентарные; последнее - наиболее позднее (не считая впускных средневековых) во всех раскопанных в 1994 г. у Староселья курганах.

К моменту забвения всей курганной группы, а последняя досыпка Высокой Могилы относится к началу сабатиновской культуры, в 3-5 км западнее ее, у подножий первых надпойменных террас правого и левого берегов Ингульца, возникло второе поселение. Первое (у хут. Шестаково) представляло собой, по-видимому, землянку, на вспаханной площади которой, помимо обломков костей и камней, найдено до 100 фрагментов керамики от позднейшей катакомбной до сабатиновской культур. Второе поселение (на территории бывшего сада с. Староселья) достигало 10 га; здесь на пахоте и вне ее обнаруживаются следы строений и зольников, а керамический комплекс, наряду с преобладающей сабатиновской керамикой, представлен также отдельными фрагментами белозерской и черняховской, имеются также обломки античных амфор.

Рис. 3. Курган № 14.

Вышеописанные материалы уточняют и дополняют ту картину, которая сложилась на основании предыдущих раскопок курганов в окрестностях Староселья. Означенные ямные погребения 1 из курганов №№ 13 и 14 обнаруживают реминисценции, соответственно, кеми-обинской культуры и старосельского типа. Круг мифотворчества последнего позволяет понять семантику не только п. 1 к. № 14 с его Х-образной могилой, сосудиком, молоточковидной булавкой и пронизкой - но и пиктограмму на амфорке из п. 5 к. № 14. Здесь, очевидно, представлен бог потустороннего солнца - “Живитель”-Савитар, покровительствующий братьям-близнецам Ашвинам, божествам восходов и закатов древнего светила; вторая часть изображения акцентирует судьбу одного из Ашвинов и особое участие в ней рук-лучей Савитара. Выделенные нами особенности раннекатакомбных захоронений соответствуют образам арийских Пушана (жертвоприношения козлов; стеллы, в особенности - с пиктограммой), Рудры (п. 7 к. № 14 с булавой и северной ориентацией), Рибху (3 погребенных и инвентарь п. 6 к. № 14). Эти божества - козлоподобный знаток счастливых путей, выбивший ему зубы воитель, братья-мастеровые - в арийской мифологии довольно тесно связаны и с Ашвинами, и с Савитаром. Обнаружение же вышеописанных поселений восполняет лакуну между оставлением Высокой Могилы в начале сабатиновской культуры и совершением скифами жертвоприношения на ее вершине. Теперь можно полагать, что местная традиция арийской культуры просуществовала здесь до скифского времени включительно.

Литература

  • Сафронов В.А. Хронологическая система энеолита и бронзового века Восточной Европы //Проблемы эпохи бронзы Юга Восточной Европы.- Тезисы докладов конференции. - Донецк, 1978.- С. 13-15.
  • Шилов Ю.А. Остатки возов в курганах ямной культуры Нижнего Поднепровья //Археологія.- № 17.- 1975.- С. 61-72.
  • Шилов Ю.А. Первый и четвертый Старосельские курганы //Археологія.- № 22.- 1977.- С. 65-73.
  • Шилов Ю.А. Памятники старосельского типа //Археологические источники и историческая интерпретация. Хронология памятников эпохи бронзы Северного Кавказа. Орджоникидзе, 1982.- С. 105-121.